Из чего делается бумага для книг

Из чего делается бумага для книг

 

Расскажем вкратце как делается у нас в России бумага.

 

 Писчую бумагу выдѣлываютъ изъ тряпья, на печатную же кромѣ тряпья употребляютъ еще древесную массу.

Закупленное тряпье хранится въ огромныхъ амбарахъ, а затѣмъ поступаетъ и на самую фабрику.

Когда тряпка, въ большинствѣ случаевъ грязная и пыльная, попадетъ на писчебумажную фабрику, она прежде всего поступаетъ въ „тряпичное отдѣленіе", гдѣ производится сортировка и рѣзка тряпья. Большой силы тутъ не требуется, а нужна ловкость и быстрота; Эту работу съ успѣхомъ исполняютъ женщины. На большой писчебумажной фабрикѣ насчитывается до 300 работницъ.

Сперва тряпье поступаетъ въ руки сортировщицъ, которыя отдѣляютъ шерстяныя тряпки отъ льняныхъ. Онѣ работаютъ въ особой комнатѣ, гдѣ тряпье навалено до самаго потолка. Вдоль стѣнъ сдѣланы деревянные лари, куда и бросаютъ отобранное тряпье.

Стоя спиною къ ларямъ, сортировщицы съ необыкновенною ловкостью и быстротою разбираютъ громадныя кучи трепья и швыряютъ тряпье по сортамъ въ тотъ или другой ларь.

Здѣсь царитъ страшная пыль, у сортировщицъ носъ и ротъ повязаны платками, чтобы хоть сколько нибудь предохранить легкія отъ облаковъ пыли.

Не говоря уже объ одеждѣ, волосы на головѣ и рѣсницы на глазахъ сортировщицъ покрыты налетомъ пыли.

За свою работу сортировщица получаетъ по 3 коп. съ пуда, и успѣваетъ въ день разсортировать около 20 пудовъ тряпья.

Изъ рукъ сортировщицъ тряпье идетъ въ слѣдующую комнату, гдѣ работаютъ рѣзчицы и порщицы.

Представьте себѣ громадное помѣщеніе, гдѣ цѣлыми рядами стоятъ небольшіе столики. Посрединѣ столика утвержденъ въ наклонномъ положеніи громадный ножъ, отверстіемъ вверхъ, въ видѣ косы.

Рѣзчица усаживается за столъ такъ, что верхній конецъ ножа подходитъ близко къ ней, а нижній конецъ удаленъ отъ нея. Такимъ образомъ, если рѣзчица обѣими руками на оба конца возьметъ какую-нибудь тряпку, накинетъ ее на ножъ и потянетъ къ себѣ, то тряпка будетъ скользить по ножу снизу вверхъ, пока не разрѣжется пополамъ. Съ лѣвой стороны, около столика, груды тряпья, а съ правой стороны стоятъ корзины.

Работница, которая распарываетъ швы у тряпокъ, отбрасываетъ прочь пуговицы, распарываетъ заплаты и т. п , называется порщицей.

Въ продолженіи дня порщица можетъ перебрать четыре корзины тряпья, вѣсомъ по 2—3 пуда въ корзинѣ. За работу она получаетъ копѣекъ по 10 за корзину.

Сортировкой, рѣзаніемъ и распарываніемъ тряпья занимаются бѣдныя женщины. Въ тряпичномъ отдѣленіи цѣлый день страшная сутолока: сотни женщинъ внимательно осматриваютъ тряпье, рѣжутъ ножомъ и бросаютъ въ корзины.

Сортировка тряпья необходима, такъ какь грубая тряпка идетъ на выдѣлку сахарной и оберточной бумаги или картона, а тонкая—на выдѣлку высшихъ сортовъ бумаги.

Изъ „тряпичнаго отдѣленія“ тряпье поступаетъ въ машинное отдѣленіе, и прежде всего въ такъ называемый „рубильный барабанъ" или ,,валкъ“.

 

 

 

 

По виду эта машина, дѣйствительно, напоминаетъ барабанъ, только въ большихъ размѣрахъ. Внутри барабана съ чрезвычайной быстротою вертится валикъ, къ которому прикрѣплены острыя в и л к и.

Когда тряпье попадетъ въ барабанъ, оно тамъ обколачивается такъ, что изъ него выбивается вся пыль. Чтобы удалить пыль изъ барабана, въ него направляютъ струю воздуха съ сильною тягою. Въ то время, когда вилки обиваютъ тряпье, воздухъ уноситъ пыль изъ барабана въ особое помѣщеніе, называемое пыльникомъ. Такимъ образомъ, въ барабанѣ проис-ходитъ первая очистка трепья отъ пыли. Изъ барабана тряпье поступаетъ въ огромные паровые котлы: зцѣсь оно вываривается и очищается.

Паровой котелъ похожѣ на длинную бочку и на столько великъ. что въ немъ свободно можетъ умѣститься около 100 пудовъ тряпья.

 

 

 

 

 

 

Котелъ укрѣпленъ лежмя, т. е. горизонтально, и и при помощи машины приводится въ круговое движенье около своей оси. Открывши небольшое отверстіе, или л а з ъ, какъ его называютъ, рабочіе кладутъ тряпье въ котелъ; затѣмъ это отверстіе плотно закупориваютъ, пропускаютъ въ котель горячій паръ и приводятъ котелъ въ круговое движеніе. Тогда и вся тряпичная масса приходитъ въ движеніе, и въ то же время обваривается паромъ.

Движущіеся паровые котлы производятъ ту же работу, что дѣлаетъ прачка съ грязнымъ бѣльемъ. Жиръ и грязь отъ тряпья отстаютъ и самое тряпье значительно теряетъ окраску и становится бѣлымъ.

Въ котлахъ тряпье вывариваютъ два дня.

 

 

 

 

 

Затѣмъ котлы устанавливаютъ неподвижно, такъ чтобы отверстіе или л а з ъ приходился внизу, выпускаютъ пары, открываютъ отверстіе, и вываренное тояпье вываливается на полъ. Для укладки тряпья, а также и для удаленія его изъ котла, въ котелъ влѣзаетъ рабочій, иногда со свѣчей въ рукѣ. Работа въ котлѣ—одна изъ самыхъ тяжелыхъ.

Вываренное и очищенное отъ грязи и жира тряпье поступаетъ въ слѣдующее отдѣленіе, гдѣ его обращаютъ въ жидкую кашицу. Въ этомъ отдѣленіи на полу стоитъ цѣлый рядъ р о л ъ, и самое отдѣленіе называется р о л ь н е й. Рола — это деревянный чанъ, посрединѣ котораго устроенъ барабанъ, подобный тому, о которомъ мы упоминали выше; только вмѣсто вилокъ здѣсь на валикѣ насажены о с т р ы е н о ж и.

 

 

 

 

 

Валикъ въ барабанѣ вертится съ большою быстротою: 250 оборотовъ въ 1 минуту, чанъ наполненъ до половины водою, въ которую кладутъ тряпье.

Когда барабанъ начнетъ дѣйствовать, валикъ съ ножами загребаетъ подъ себя плавающее тряпье и изрѣзываетъ его: происходитъ круговое непрерывное движеніе тряпья.

Барабанъ въ р о л ѣ работаетъ до тѣхъ поръ, пока все тряпье не изрѣжется и не истреплется мелко-на-мелко и не обратится въ жидкую кашицу. И такъ какъ черезъ ролу проходитъ непрерывный токъ воды, то тряпье разбухаетъ и обмывается.

Хотя жидкая кашица въ ролѣ имѣетъ уже довольно свѣтлый цвѣтъ, но для хорошихъ сортовъ бумаги эту жидкую кашицу подвергаютъ дальнѣйшей обработкѣ, а именно: б ѣ л е н і ю.

Для бѣленія бумажной кашицы на фабрикѣ употребляютъ газъ, называемый хлорнымъ. Хлоръ удушливъ и вреденъ. Бумажную кашицу накладываютъ въ особо устроенныя камеры.

Когда кашица наложена, отверстіе въ камерѣ герметически закупориваютъ и замазываютъ, затѣмъ въ камеру осторожно впускаютъ хлоръ.

Отъ дѣйствія хлора тряпье становится бѣлымъ.

Если хотятъ получить цвѣтную бумагу, то бумажную кашицу подцвѣчиваютъ разными красками, смотря по тому, какого цвѣта требуется бумага.

Изъ одного и того же тряпья можно приготовить:

1) бумагу шерохотоватую, пропускающею чернила, годную для обертки и печатанія книгъ и 2) плотную, гладкую, пригодную для письма чернилами. Въ первомъ случаѣ бумага не проклеена, во второмъ — проклеена.

Для проклейки бумаги къ бумажной кашицѣ прибавляютъ немного клею, который приготовляется изъ сосновой смолы, разведенной водою, съ примѣсью квасцовъ и глины.

Теперь перейдемъ въ самое существенное отдѣленіе писчебумажной фабрики, гдѣ стоитъ ,,бумагодѣлательная машина“, и которое поэтому называетъ машиннымъ.

Чтобы понять, какъ дѣлается бумага на машинѣ, сдѣлаемъ одинъ листъ бумаги болѣе простымъ способомъ.

Зачерпнемъ бумажной кашицы и выльемъ ее на отшлифованную каменную плиту, придавимъ сверху другимъ отшлифованнымъ камнемъ и дадимъ вылитой кашицѣ вылежаться, высохнуть —вотъ вамъ и листъ бумаги. Это—самый простѣйшій способъ выдѣлыванія бумаги и самый грубый; такъ ее выдѣлывали въ старину. Но теперь бумажная машина выдѣлываетъ бумагу неизмѣримо быстрѣе и чище.

Представьте себѣ на нѣкоторомъ другъ отъ друга разстояніи два цилиндра.

На оба цилиндра надѣто такъ называемое безконечное полотно изъ металлической сѣтки съ мельчайшими отверстіями. Когда цилиндры двинутся около своихъ осей, то и металлическая сѣтка, туго натянутая на нихъ, тоже движется.

Безконечное полотно съ задняго цилиндра идетъ на передній, потомъ поворачиваетъ внизъ, идетъ назадъ, снова къ заднему цилиндру и т. д.

Цилиндры находятся, обыкновенно, на разстояніи трехъ саженъ другъ отъ друга. У перваго цилидра на сѣтку изъ особаго помѣщенія выливается бумажная масса. Когда металлическая сѣтка идетъ съ одного цилиндра на другой, то она, при помощи особаго механизма, находится въ постоянномъ сотрясеніи Отъ этого вода изъ бумажной массы процѣживается, точно черезъ сито, а на металлической сѣткѣ остается тонкій плотный слой, похожій на доистъ. Дойдя до второго цилиндра, бумажный слой съ сѣтки переходитъ на слѣдующій, сосѣдній, третій цилиндръ, а металлическая сѣтка (уже безъ бумаги) поворачиваетъ книзу и идетъ назадъ къ первому цилиндру. Попавъ на третій цилиндръ бумажный слой прессуется, т. е. сдавливается, становится тоньше и плотнѣе.

Дѣлается это такъ. По сосѣдству съ третьимъ цилиндромъ вертится четвертый цилиндръ. соприкасающійся съ нимъ; оба цилиндра нажимаютъ другъ на друга, отъ этого бумажный слой, проходя между ними, прессуется.

Теперь бумажная полоса стала уже тонкой и прочной, но она еще сырая, влажная. Чтобы просушить полосу, пропускаютъ ее между нѣсколькими пустыми цилиндрами, внутри которыхъ впущенъ горячій паръ, такъ-что поверхность цилиндровъ — горячая: бумажная полоса, проходя между такими металлическими цилиндрами, просушивается окончательно.

Затѣмъ наводятъ при помощи сильнаго давленія на бумажную полосу г л я н е ц ъ, тогда и получается настоящая писчая бумага.

Теперь бумажную полосу остается только разрѣзать на отдѣльные листы, что дѣлается на особой рѣзательной машинѣ. Готовые листы складываются въ кипы.

Бумажная машина работаетъ такъ быстро, что въ сутки можетъ дать полосу бумаги длиною въ 50 верстъ, что составитъ вѣсъ въ 300 пудовъ или 1000 стопъ.

 

 

 

Отъ нѣкоторыхъ сортовъ бумаги требуются „водяные“ знаки. На почтовой бумагѣ почти всегда имѣются „водяныя“ линіи—для удобства письма. Водяной сквозной рисунокъ получается на бумагѣ весьма простымъ способомъ. Если сѣтка, на которой формуется листъ, сдѣлана изъ проволоки одинаковой толщины, то бумага выходитъ ровная. Если же въ длину или ширину сѣтки пустить проволоки болѣе толстыя, то бумагу получится съ полосками, линованная т. е. съ водяными линіями. Если вышить по канвѣ сѣтчатаго полотна проволокой же какой-нибудь узоръ или фигуру, бумага будетъ выходить съ соотвѣтствующими водяными узорами.

 

 

 

 

 

Что касается размѣра бумажныхъ листовъ, то онъ весьма разнообразенъ, смотря по тому, какое назначеніе имѣетъ бумага: для письма, рисованія или печати.

Листы почтовой и писчей бумаги на писчебумажной фабрикѣ перегибаются надвое и складываются тетрадями по 6 листовъ. Изъ тетрадей составляются дести —по 4 тетради, 24 листа а изъ дестей—стопы 20 дест —480 листовъ.

Бумага для печатанія рѣжется большими листами и не складывается, а идетъ въ дѣло отдѣльными цѣлыми листами. Для печатанія употребляется такъ называемый „печатный листъ“, который приблизительно въ 3 раза болѣе листа писчей бумаги.

„Печатный листъ“ мы можемъ сложить вдвое, въ четверо, въ восьмую долю, въ шестнадцатую, въ тридцать вторую и т. д., и отъ этого будетъ зависѣть величина страницы книги—ея форматъ.

Въ Императорской Публичной библіотекѣ есть книжка—крошка, въ 256 ю долю печатнаго листа.

Это—басни Крылова. Книжка такъ мьла и напечатана такимъ мелкимъ шрифтомъ, что ее можно читать только при помощи увеличительнаго стекла.

Для печатанія большей части книгъ печатный листъ складывается въ 8-ю долю. Въ каждой книжкѣ, внизу въ правомъ углу, черезъ опредѣленное число страницъ, обозначенъ счетъ печатныхъ листовъ по порядку.

Для печатанія газеты необходимы длинныя бумажныя полосы, которыя наматываются на катушку, иногда въ количествѣ до 15 пудовъ.

Если такую катушку размотать, то получится бумажная лента длиною въ нѣсколько верстъ.

Прежде чѣмъ выпустить готовую бумагу въ продажу, надо ее сосчитать, для чего на фабрикѣ имѣется особое „счетное отдѣленіе", гдѣ работаютъ счетчицы.

Нельзя не удивляться ловкости и быстротѣ, съ какою счетчицы пересчитываютъ бумагу. Передъ каждой счетчицей на столѣ лежатъ пачки бумагъ: надо ее пересчитать, чтобы въ каждой стопѣ было 480 лис-товъ—ни больше, ни меньше.

Это для того, чтобы фабрикантъ не былъ въ накладѣ, да и покупателю не было бы обидно. Счетчицы выработали особую технику счета бумаги „на двѣнадцать пальцевъ". какъ онѣ выражаются.

Захвативъ лѣвою рукою пачку бумаги, счетчица быстро просовываетъ пальцы правой руки черезъ каждые четыре листа, начиная съ большого пальца. Живо просунувъ всѣ пять пальцевъ, счетчица подхватываетъ отсчитанные листы лѣвой рукой и начинаетъ процедуру снова: просовывая всѣ пять пальцевъ, снова захватываетъ лѣвой рукой, и потомъ еще просовываетъ два пальца. Такимъ образомъ, счетчица на 12 пальцевъ взяла по 4 листа на каждый палецъ, т. е. всего 48 листовъ: эти листы она откладываетъ въ сторону, и, повторивъ процедуру 10 разъ, получаетъ стопу, т. е. 480 листовъ.

Опытная счетчица можетъ перебрать и сосчитать 60 стопъ въ 1 день, т. е. 30.000 листовъ ).
) Счетчицы получаютъ за свою работу отъ ½ копѣйки до 12 копѣекъ за каждую сосчитанную стопу.

Отсчитанная бумага упаковывается въ кипы, отъ 1 до 5 стопъ. На каждую кипу наклеивается ярлычекъ, на которомъ обозначено: 1) названіе бумаги,
2) вѣсъ стопы, 3) форматъ, напримѣръ, 22X28 квадратныхъ дюймовъ и 4) число стопъ въ кипѣ. Послѣ этого бумага поступаетъ въ продажу.

Во всемъ писчебумажномъ дѣлѣ производство бумаги для печатанія занимаетъ первое мѣсто. Количество печатной бумаги составляетъ до половины всей изготовляемой бумаги. Она идетъ для печатанія книгъ, газетъ и журналовъ.

Далѣе, по качеству и употребленію различаются слѣдующіе сорта бумагъ: 1) писчая, 2) альбомная, 3) почтовая, 4) гравировальная, 5) копировальная, 6) папиросная, 7) документальная, 8) рисовальная. 9) пропускная, 10) оберточная, 11) карточная и 12) картонъ.

Папка или картонъ отличается отъ бумаги только большею толщиною листовъ (отъ 0,5 милиметровъ до 10 милиметровъ), и выдѣлывается или прямо черпаніемъ толстыхъ листовъ, что даетъ картонъ неровный и рыхлый, или соединеніемъ нѣсколькихъ тонкихъ листовъ, что даетъ лучшіе сорта папки. Соединеніе листовъ производится различно: или прямымъ наложеніемъ и сдавливаніемъ только-что отформованныхъ мокрыхъ листовъ (папка наклееная, натуральная), или склеиваніемъ листовъ какимъ нибудь клеемъ.

Послѣдній способъ даетъ высшіе сорта картона, идущіе для живописи, для приготовленія игральныхъ картъ и т. п.

 

 

 

Величина листа карточной бумаги =16 3/8 дюймамъ X 25 3/4 дюймовъ. На фабрикѣ Варгунина изготовляется для карточной фабрики около 30,000 стопъ карточной бумаги, которая идетъ на выдѣлку игральныхъ картъ, кои изъ Петербурга расходятся по всей Россіи. Карточная бумага плотна и крѣпка, такъ-что стопа тянетъ 80 фунтовъ и продается по 18 рублей за стопу. Въ Россіи на игральныя карты ежегодно идетъ около 50,000,000 листовъ карточной бумаги, стоимостью около 600,000 рублей.

Писчебумажная фабрика Варгунина въ С.-Петербургѣ существуетъ съ 1839 года. На фабрикѣ работаетъ около 800 человѣкъ рабочихъ, девять паровыхъ машинъ, въ общей сложности въ 600 лошадиныхъ силъ пароваго движенія.

Фабрика вырабатываетъ ежегодно 165,000 пудовъ тряпья, большая часть котораго закупается на Нижегородской ярмаркѣ и только 65,000 пудовъ доставляется тремя петербургскими тряпичниками — торговцами. Изъ упомянутаго количества тряпья вырабатывается 5 милліоновъ фунтовъ разныхъ сортовъ бумагъ въ годъ. Здѣсь фабрикуютъ почтовую, писчую, слоновую, александрійскую, имперіаль, карточную, это — первые номера бумаги, съ двумя проклейками. Они продаются отъ 20 до 23 копѣекъ за 1 фунтъ. Слѣдующіе номера низшіе по качеству, продаются 15 — 18 копѣекъ за 1 фунтъ; учебныя тетради по 17 копѣекъ за 1 фунтъ; 9-й номеръ писчей бумаги по 15 копѣекъ за 1 фунтъ, и наконецъ, самый низшій сортъ писчей бумаги и картузная продаются по 14 копѣекъ за 1 фунтъ.

Смотря по качеству и плотности бумаги, въ стопѣ, въ 480 листовъ, бываетъ отъ 10 и до 30 фунтовъ вѣсу. Почтовая бумага тянетъ отъ 14 до 28фунтовъ въ стопѣ. Въ карточной бумагѣ полагается 500 листовъ въ стопѣ.

Писчая бумага фабрики Варгунина расходится, преимущественно, въ Петербургской губерніи, и вообще въ сѣверномъ районѣ.

Кромѣ Невской писчебумажной фабрики Варгуниныхъ по размѣрамъ своего производства въ Петербургѣ замѣчательны еще слѣдуюшія фабрики: Акціонерное общество Паллизена, на Кожевенной линіи, 6 котловъ, съ 6708 квадратныхъ футовъ поверхности нагрѣванія, около 300 человѣкъ рабочихъ; Печаткина, на островѣ Голодай, 8 котловъ, съ 10,000 квадратныхъ футовъ поверхности нагрѣваніи, 350 рабочихъ; Лиговская фабрика К. Лингарда, Красносельская фабрика Печаткина. Бѣлоостровъ—фабрика Ольхина, гдѣ выдѣлываютъ „древесную массу“. Фабрика производится въ дѣйствіе водою изъ окрестныхъ озеръ.

Въ нашъ вѣкъ писчебумажное производство достигло высокой степени развитія. Число писчебумажныхъ фабрикъ для всего міра можетъ быть принято въ 4500.

Въ одной только Европѣ насчитываютъ свыше 3000 бумагодѣлательныхъ машинъ, производящихъ въ 1 годъ до 90 милліоновъ пудовъ бумаги.

Понятно, что спросъ на бумагу зависитъ столько же отъ развитіи книгопечатанія, сколько и отъ распространенія грамотности.

Чѣмъ болѣе образована и грамотна какая нибудь страна, тѣмъ больше у ней расходы на бумагу. Писчебумажное производство достигло самаго большаго развитія въ Соединенныхъ штатахъ, Англіи, Франціи и Германіи.

Что касается нашего отечества, то во всей Россіи насчитывается 158 писчебумажныхъ фабрикъ, на коихъ работаетъ около 15000 человѣкъ рабочихь. Годовое производство разныхъ бумагъ простирается на сумму около 15 милліоновъ рублей.

Въ Калужской губерніи, въ Медынскомъ уѣздѣ, извѣстна Троицко-Кондровская писчебумажная фабрика Говарда, при годовомъ оборотѣ до 2 милліоновъ рублей. Всѣхъ рабочихъ на этой фабрики до 2000 человѣкъ, большинство которыхъ имѣетъ квартиры отъ фабрики. Фабрика имѣетъ склады бумагъ—въ Астрахани, Перми, Одессѣ, Екатеринбургѣ, Ростовѣ-на-Дону, Петербургѣ и Кіевѣ; главный же сбытъ бумаги—въ Москвѣ, такъ какъ въ ней одной продается бумаги на сумму до 1½ милліоновъ рублей въ 1 годъ.

 

 

 

 

 

 

Как печатают книги.

 

 

В старину, до изобретения книгопечатания, книги были только рукописные. Писались они очень медленно, поэтому книг было мало и цены на них стояли очень высокие, так что только богатые люди могли иметь у себя книги. В настоящее время книги, сравнительно, очень дешевы, так что и бедный человек может купить себе книжку. Произошло это оттого, что прежиний рукописпый способ производства книг заменен ныне машинным, фабричным,—переписчик уступил свое место типографщику. Книги печатаются в типографиях. Во всякой большой типографии имеются следующие отделения: «наборная», «машинное отделение», «стереотипное отделение» и «брошюровочная мастерская».

Когда рукопись принесена в типографию, она поступает в руки одного или нескольких наборщиков (это зависит от объема рукописи и от того, скоро ли она должна быть напечатана).

Войдя в типографию, в «наборное отделение», вы видите наборщиков стоящими возле своих «шрифт-касс». Шрифт-касса—большой открытый ящик, разделенный перегородками на отделения, по числу букв алфавита: каждое отделение для особой буквы (литеры),— в одном отделении помещается литера «а», в другом «б» и т. д. Ящик этот утвержден в наклонном положении на высоких ножках, так как наборщики всегда работают стоя.

Держа в левой руке «верстать»—металлическую линейку,—наборщик, не отрывая глаз от рукописи, с удивительной быстротой и ловкостью вынимает правою рукой из шрифт-кассы соответствующие буквы и «набирает» их в верстать, точно бисер нанизывает на нитку. Так мало помалу составляются слова, из слов—строки.Обыкновенно в верстать набирают 10—12 строк, которые наборщик бережно составляет на «уголок». Несколько строк, например от 40 до 60, образуя длинный столбец, называются «гранкой».

Хороший наборщик может набрат в час 1,200 букв, а в день, работая 10 часов,—12,000 букв. За свою работу наборщик обыкновенно получает по 17 коп. с каждой тысячи букв русского шрифта, а за иностранный дороже.

По мере того как наборщики набирают, метранпаж «верстает» набор по страницам. От каждого наборщика он собирает по порядку набор, в виде гранок, соединяет вместе и разделяет на страницы.

Когда часть рукописи набрана и сверстана, метранпаж несет набор к тискальщику который на особом ручном станке «тискает» (т. е. отпечатывает) корректурный оттиск в единственном экземпляре.

Этот оттиск отсылают автору для исправления сделанных наборщиками ошибок, т. е. для корректуры, как говорят типографы.

Когда ошибки исправлены, набор из наборного отделения поступает в машинное, или печатное отделение.

Прежде чем приступить к печатанию, надо приготовить бумагу—надо ее вымочить, чтобы она была несколько влажная и хорошо воспринимала типографскую краску. Этим делом занимается мочильщик. Он работает в особой комнате, около большого корыта (из цинкового железа), наполненного водой. Взяв в руки две дранки и защемив между ними от 10 до 20 и более печатных листов, мочильщик погружает бумагу в корыто, размахивая рукой направо и налево, как это делают прачки, когда полощут белье, и складывает бумагу в особую кучу. Мало помалу бумага начинает промокать, так что часов через пять и срединные листы становятся влажными.

Из мочильни бумага поступает в «машинное» отделение, где стоят скоропечатные машины, приводимые в движение, при помощи бесконечных ремней, общим паровым двигателем. При печатании книг, скоропечатные машины работают со скоростью 800— 1,200 оттисков в час.

Наиболее существенную часть в печатной машине составляет «талер»—движущаяся взад и вперед платформа, на которую, в железной раме, кладется приготовленный для печати шрифт, набор. Во время движения талера взад и вперед, особые валики покрывают буквы набора типографскими чернилами, после чего талер подкатывается под цилиндр, на котором движется лист белой бумаги. Шрифт оттискивается на нем и затем катится на талере назад, а полученный оттиск принимается на особые «тесьмы». Таким же способом печатаются и все последующие оттиски. Это и есть—печатание.

При каждой печатной машине находится печатный мастер, который наблюдает, хорошо ли машина печатает. Как только отпечатают первый оттиск на машине, мастер кладет его к себе на стол и осматривает, равномерно ли оттиснулись на бумаге буквы.

Так как цилиндр, или барабан, на который кладется лист бумаги, в действительности не может иметь совершенно правильную кривую поверхность, то на деле и происходит, что в одном месте барабан надавливает на набор сильнее, в другом—слабее, вследствие этого и тиснение на бумаге вначале происходит неравномерно. Опытный глаз печатного мастера тотчас же это замечает. В одном месте оттиска буквы—ясные, четкие, в другом — несколько бледные, тусклые. Чтобы поправить дело, мастер производит так называемую «приправку» форм набора. Она состоит в том, что на те части барабана, которые слабо оттискивают, наклеивают куски бумаги. Но чтоб не портить барабана, «приправку» делают на самом пробном оттиске: в одном месте наклеивают куски бумаги, в другом, напротив, вырезывают ту часть оттиска, где получилось слишком жирное тиснение, и затем пробный оттиск наклеивают на барабан — соответственно тому, как он лежал при получении первого оттиска. Вследствие этого поверхность барабана выравнивается, и дальнейшие оттиски получаются равномернее. Когда вы посмотрите на «приправу», т. е. на пробный оттиск, то он весь изрезан, исполосован и заклеен разной величины заплатами из бумаги. Главные орудия печатного мастера—нож, клейстер и бумага, для вырезывания и наклеивания. Привычной рукой он вырезает ножом выдавленные части и наклеивает заплаты на слабо оттиснутые места.

Кроме мастера, около каждой скоропечатной машины работают двое рабочих: «накладчик» и «приемщик». Накладчик, стоя на подножке, на верху, накладывает на цилиндр листы чистой бумаги; приемщик принимает с тесьмы отпечатанные листы и откладывает в сторону. И приемщик, и накладчик работают с одинаковой скоростью: сколько накладчик положит на цилиндр листов, столько приемщик должен их принять. Печатание происходит быстро, так что накладчик и приемщик работают беспрерывно.

Красочные валики, числом до 8, соприкасаясь друг с другом, двигаются по разным направлениям, растирают типографскую краску (чернила) и покрывают ей шрифт.

По отпечатывании, листы сушатся на жердях в продолжении дня—тетрадками от 2 до 10 листов.

Когда текст рукописи отпечатан, надо печатные листы разложить по порядку нумерации листов. Положим, что книга в 20 печатных листов печатается в 1,000 экземплярах. Значит, всего получится 20,000 печатных листов, которые надо рассортировать по числу печатных экземпляров. Этим делом занимается так называемый «подъемщик» или «счетчик». Работа подъемщика очень проста. Если книга отпечатана в 20 печатных листов, то он и раскладывает все листы на 20 кучек: в первой кучке— первые печатные листы, во второй кучке— вторые печатные листы и т. д. до двадцати, так что в двадцатой кучке лежат все двадцатые печатные листы. Когда надо ему составить один экземпляр книги, он из каждой кучки берет по одному печатному листу и складывает их один за другим, последовательно, по порядку,—получится полный экземпляр книги.

Все, что напечатано в типографии, поступает в брошюровочное отделение. Прежде чем «брошюровать», т. е. сшивать печатные листы в книгу, надо их сложить. Складыванием печатного листа в два, три, четыре и т. д. сгибов занимаются, большей частью, женщины. Смотря по формату книги, печатный лист складывается в 3 сгиба, 4 сгиба, 5 сгибов и т. д. Эта работа называется фальцовкой.

Тяжелый мускульный труд здесь не нужен, а требуется только ловкая, проворная рука. С утра до вечера фальцовщицы с удивительной быстротой складывают печатные листы в несколько сгибов. В день фальцовщица может сложить до 4,000 печатных листов. Держа в руке костяной ножик, она берет из груды печатный лист, складывает его пополам и проводит по сгибу костяным ножом, затем складывает в четверку и снова проводит по сгибу ножом и т. д. При этом требуется, чтобы листы сгибались ровно.

Когда печатные листы сфальцованы и сложены в книгу, приступают к их брошюровке т. е. к сшиванию. Брошюровщик берет все печатные листы, которые лежат один на другом по порядку, начиная с первого и до последнего листа, и на задней стороне листов (корешке) в местах сгиба проводит острым концом ножа три надреза: один по средине книги и два на некотором расстоянии по обе стороны. Затем, взяв иголку с ниткой, берет первый печатный лист, продевает иголку в надрез—с правой руки, потом иголка выходит в средний надрез; когда это сделано, брошюровщик берет второй лист и, положив его на первый, продевает иголку в средний надрез, потом иголка выходит в крайнем надрезе слева; теперь иголка поворачивает назад,—берется третий лист, иголку просовывают в крайний надрез слева, потом иголка выходит в среднем надрезе; берется 4-й лист, иголка проходит в средний надрез и выходит в крайнем надрезе—справа и т. д. Таким образом, нитка сделала полный круг и захватила 4 печатных листа. Точно так же производится сшивание и всех остальных листов, т. е. когда нитка идет вперед, от правой руки к левой, она захватывает 2 печатных листа, и когда она поворачивает назад, от левой руки к правой, она тоже захватывает 2 печатных листа, а всего при полном обороте—4 печатных листа, и т. д.

Когда нитка вышла вся, то надвязывают другую; так мало помалу брошюруют всю книгу, пока не дойдет очередь до последнего листа, и тогда нитку закрепляют в узел. Если книга небольшая, то ее можно сброшюровать одной ниткой. В день брошюровщик успевает сшить от 3,000 до 5,000 печатных листов, получая за это копеек по 20 с 1,000 листов.

Когда книга сброшюрована, на нее наклеивается «обложка», или «сорочка», как ее иногда называют. Обложка делается обыкновенно из более толстой, цветной бумаги.

Изобретение стереотипии дало возможность печатать газеты в сотнях тысяч экземпляров в течение одних суток, главным образом ночью, накануне того дня, когда газета выходит из типографии. Мы остановимся на стереотипном способе печатания, так как, благодаря стереотипии, типографское искусство сделало новый шаг вперед.

По мере того, как с «набора» делают оттиски, шрифт мало помалу портится: он незаметным образом сплющивается, «стаптывается» и наконец становится негодным для получения дальнейших оттисков. Можно положить, что шрифт выносит от 100,000 до 500,000 оттисков, после чего он становится негодным и поступает в словолитню, где его покупают уже «в лом», как типографский металл. Типографский «лом» переливают и снова пускают в дело—на литеры.

Ради сбережения шрифта от порчи, в типографии и существует «стереотипия». Это делается так. Когда текст набран, набор несут в стереотипное отделение. Здесь особый мастер кладет на набор влажный лист тонкой бумаги, в роде папиросной, и затем щеткой начинает бить по этому бумажному листу — по всем направлениям, вследствие чего бумажный лист плотно прильнет к набору и на бумаге получатся все выпуклости набора—до мельчайших подробностей. На этот лист накладывают другой такой же лист и снова бьют щеткой, потом накладывают третий лист, и т. д., числом например до десяти, пока не получится стереотипный картон, который вполне воспроизводит набор. Разница будет только та, что тут буквы вдавлены.

Чтобы получить стереотип, этот картон кладут в особо устроенный металлический ящик, верхняя крышка которого не прикасается к картону, а отстоит от него приблизительно так, что туда можно просунуть палец. Верхняя крышка неподвижна, одной боковой стенки нет, так что этот ящик похож на футляр, куда вдвигается стереотипный картон. В то время, когда приготовляется картонный стереотип, в плавильной печи уже расплавлен типографский металл. При помощи особой лейки с широким носком расплавленный металл вливают в отверстие, прямо на картон. Типографский металл мгновенно застывает и при этом заполнит собой все углубления в картоне, так что получится металлическая стереотипная доска, до мельчайших подробностей воспроизводящая набор. Если копию (стереотип) поставить рядом с оригиналом (набором), то нет возможности отличить одно от другого. Разница лишь та, что стереотип представляет сплошную металлическую доску, а набор составлен из отдельных литер.

Стереотипный способ печатания значительно удешевляет издание книг. По напечатании книги с обыкновенного набора, весь набор снова разбирается по «шрифт-кассе», каждая литера — в свое отделение. Если эта книга разошлась и требуется новое издание, то приходится снова набирать ее, платить деньги за набор и корректуру. Совсем не то, если издание стереотипное. Стереотипные картоны сохраняются в типографии, и хотя шрифт и разбирается, но он более и не нужен. Если издание разошлось и требуется книгу выпустить следующим изданием, со стереотипного картона отливаются металлические доски, и с них печатают. В этом случае уже не надо платить за набор и корректуру, это оплачено раз на всегда.

Изобретение стереотипии оказалось особенно полезным в газетном деле. Тут выгода та, что с одного набора можно получить несколько стереотипных досок и пустить их в работу сразу на нескольких скоропечатных машинах. Прежде же для каждой скоропечатной машины надо было иметь свой особый набор, что обходилось дорого.

В настоящее время для печатания газет употребляются особые «ротационные» машины, которые печатают еще быстрее, чем простые скоропечатные машины, употребляемые для печатания книг, а именно: от 25,000 до 50,000 экземпляров в час. Повидимому, дальше этого типографскому искусству идти некуда, оно достигло высокой степени совершенства; однако теперь типографщики подумывают уже о том, как бы и кропотливый труд наборщика заменить машиной: чтобы машина не только печатала книги, но сама бы и набирала их.

Из чего делается бумага для книг
Из чего делается бумага для книг

БУМАГРОЧИЕ ПИСЧИЕ МАТЕРИАЛЫ - это. Что такое Из чего делается бумага для книг
БУМАГРОЧИЕ ПИСЧИЕ МАТЕРИАЛЫ - это. Что такое Из чего делается бумага для книг

Как делают бумагу Из чего делается бумага для книг
Как делают бумагу Из чего делается бумага для книг

Бумага Википедия Из чего делается бумага для книг
Бумага Википедия Из чего делается бумага для книг

Из чего делается бумага для книг Как делают бумагу? История изготовления бумаги
Из чего делается бумага для книг Как делают бумагу? История изготовления бумаги

Из чего делается бумага для книг Как и из чего делают бумагу
Из чего делается бумага для книг Как и из чего делают бумагу

Из чего делается бумага для книг Бумага
Из чего делается бумага для книг Бумага

Похожие статьи